11 авг
2017
08:37
пт
Константин Шостак: «Переехал в Россию, потому что здесь больше шансов заиграть на высоком уровне»
Пресс-служба ХК «Северсталь»

Молодой голкипер «Алмаза» рассказал о первых шагах в карьере, переезде в другую страну и переходе в МХЛ.

- Расскажи, как попал в хоккей и почему стал именно голкипером?

- Я начинал заниматься в Белоруссии, в минской «Юности». Моя старшая сестра пошла на фигурное катание, и родители привели меня тоже и поставили на коньки. Это было рано, мне, тогда года три было. И получилось, что я оказался в хоккее.

- А почему именно вратарь?

- Это уже я сам захотел. Тренер объявил в раздевалке, что можно выбрать амплуа, и я выбрал.

- Вернёмся к началу карьеры. Какие воспоминания остались от того периода?

- Если честно, то не так много – всё же прошло достаточно времени. Я тренировался и играл за команду следующего возраста, со старшими ребятами. Собственно, это кончилось в выпускном году. Мне пришёл вызов в сборную, и в то же время был вариант поехать в Россию. Я выбрал второе.

- А почему?

- Я решил, что здесь больше шансов заиграть на высоком уровне, развиваться как вратарю. И это было целиком моё решение. Родители меня поддерживали и сказали, что выбор только за мной.

- В России ты оказался в «Витязе».

- Да, я играл за школу «Витязя» и ещё ездил в Чехов, тренировался там с командой МХЛ.

- Насколько велика разница в уровне хоккея между странами?

- Года два, мне кажется. Белорусские хоккеисты должны быть на пару лет старше своих российских соперников, чтобы играть на равных.

- А для тебя такой переход оказался трудным?

- В спортивном плане, я думаю, что нет. Были некоторые вопросы с паспортом, с гражданством. А остальное, вроде, всё было хорошо, сразу влился в команду.

- В «Витязе» ты успел застать предсезонную подготовку в МХЛ?

- Нет. Первая предсезонка там была с командой школы, с ребятами двухтысячного года рождения. Я как раз приехал к её началу. Потом, по ходу сезона я ездил на тренировки с «Русскими Витязями». А последний месяц уже целиком был с командой МХЛ.

И потом мне позвонили, сказали, что есть возможность приехать на просмотр в Череповец, в «Алмаз». И я решил попробовать.

- Получается, что мемориал Беляева для тебя стал дебютом в матчах уровня МХЛ?

- Да, это были первые игры. Но, если честно, для меня они не стали каким-то новым уровнем. Думаю, что те тренировки, что были с «витязями», повлияли, так что не было большой разницы. Да и к нагрузкам я уже попривык – было очень много тренировок, по четыре льда в день.

- У вас сейчас получается молодая вратарская бригада без опыта выступлений в МХЛ. Нет морального давления из-за повышенной ответственности?

- Для меня это только в плюс – подстёгивает стараться и работать.

- А общаетесь внутри своего вратарского коллектива нормально?

- Да, конечно. Нашли общий язык. И живём мы в одном номере вместе с Федей (Мочалов, - прим.). Прекрасно ладим.

- Эта предсезонка сильно отличается от того, что было раньше?

- Ну… я не ездил в Адлер (первый этап предсезонных сборов «Алмаза» с большими физическими нагрузками – прим.). Мы работали в Череповце с тренером вратарей. Было много льда. Я к этому привык. Но обычные тренировки тоже были. Так что по физике проблем нет.

- На тренировках здесь, в Устюге, ты неплохо выглядел в игре в футбол. Занимался где-то этим специально?

- Нет. Просто играл, когда было свободное время. Я думаю, что хоккеисту нельзя ограничиваться одним каким-то видом спорта.

- Сейчас, на этих сборах уже чувствуется хоккей уровня МХЛ?

- Да, есть такое. Всё же на мемориале Беляева у тренеров стояла больше задача посмотреть всех. А сейчас уже состав заметно сократился, да и тренировки прошли. Так что хоккей стал более серьёзный и солидный.