Денис Рыбалкин: «Конкуренция – это хорошо, она помогает расти»

Интервью
09.02.2020
12:45

- В каком возрасте ты пошёл в хоккейную школу? И почему вратарь?

- Начал я полевым игроком и достаточно поздно – в семь лет. Но мой хороший друг тогда был вратарём, и я смотрел на его игру, смотрел, мне всё больше и больше нравилось. Я стал просить отца, чтобы он разрешил мне стать вратарём. Папа сначала долго сопротивлялся, но потом сказал – да и ладно, будь! Вот с тех пор и началась моя вратарская карьера. Получается, что год я отыграл «в поле», а с восьми лет – в воротах.

- А как ты перебарывал страх летящих на тебя шайб?

- Да страха как такового не было в принципе. Наоборот, хотелось ловить, отбивать шайбы. Так что я не боялся.

- В какой хоккейной школе ты начинал?

- Я живу в Балашихе, на тот момент у нас была детская хоккейная школа «Олимпиец», вот в ней и начал.

- А дальше? Как оказался в «Красной Армии»?

- Сначала меня позвали в «Спартак». Я с детства очень много занимался, ходил на дополнительные занятия. Тренеры заметили мои старания, пригласили в «Спартак». Там я отыграл до 13 лет, по своему году показывал себя хорошо, и меня позвали в систему ЦСКА.

- А не было какого-то предубеждения по поводу перехода из «Спартака» в ЦСКА? Или в хоккее это не так влияет?

- Нет, не было. Да и не скажу, что в хоккее как-то это особо заметно.

- Ты оставался жить в Балашихе, когда уехал играть в Москву?

- Да, каждое утро приходилось очень рано вставать. Мой младший брат на тот момент тоже играл в «Спартаке», и мы ежедневно садились с утра в машину, ехали в Москву, там шли в школу на учёбу, а потом на тренировки.

- Ну, то есть, хотя бы не электрички?

- Нет, слава богу (улыбается), ездили на своей машине.

- Но всё равно было, наверно, непросто хотя бы из-за баула вратаря. Они же больше, чем у полевых. Не было какого-то дискомфорта, может?

- Нет, не было. Я понимал, что и форма, и сам баул больше и тяжелее, но без этого никуда (смеётся).

- Зато, наверняка, есть и бонусы? Например, отдельные места в клубном автобусе…

- Не всегда, не в каждом клубе такое. Если можно применить слово «бонус», то, скорее, по отношению к вратарю. Его в игре меньше трогают, меньше делают замечаний. Просто не всегда понятно, как отреагирует человек. Может, к примеру, ухудшиться настроение, а от этого и игра. Но сразу скажу – это не про меня. Критику в свой адрес всегда воспринимаю спокойно. Если есть ошибки, замечания, то прислушиваюсь, «впитываю» и исправляю.

- Для голкипера ближе главный тренер или тренер по вратарям?

- Смотря в чём. Главный тренер даёт наставления всей команде, включая и меня. Тренер по вратарям даёт целенаправленные указания именно по моей игре.

- А есть у тебя какой-то главный критик?

- Отец. Он очень давно в хоккее, хоть и не играл сам. Но разбирается хорошо, в том числе, и во вратарской игре. Смотрит мои игры, разбирает ошибки, говорит мне, где мой гол, а где нет.

- И он же самый частый зритель?

- Получается, что да. Но, кроме него, ещё смотрят мои игры бабушка и брат. Мама не смотрит, так как очень сильно переживает. Узнаёт обязательно счёт, папа ей рассказывает про игры, но сама она крайне редко включает, нервов не хватает (улыбается)

- Когда ты в Москве, они приходят на игры? А в Череповце были?

- Да, когда я там, они обязательно приезжают большой компанией – папа, мама, бабушка, моя девушка. Мама, кстати, приходит всегда, преодолевает себя, чтобы меня поддержать. Не знаю, может, в опасные моменты глаза закрывает (смеётся). А вот в Череповце они не были. Чаще ездят в Омск, к младшему брату. Я-то старший, смогу сам с собой совладать, а вот младшему надо помочь (улыбается).

- А как он оказался на Востоке? И в каком он амплуа?

- Он нападающий. Сейчас у него всё хорошо, играет в первой пятёрке, набирает очки каждую игру. Так получилось, что в Балашихе вместо «Олимпийца» теперь хоккейная школа «Авангарда». И вот туда приехал тренер хоккеистов 2005 года рождения, как раз, где играет мой брат. По результатам просмотра выбрали лучших хоккеистов, среди них он и оказался. И сейчас они играют в Омске, куда и отбирали игроков для основного состава по их году.

- У тебя достаточно необычный для вратаря номер. Как так получилось?

- Под этим номером я играю первый сезон. Так вышло, что выбор был уже мал, а цифра сама по себе необычная – как ни крути, один и тот же номер. А до этого был 66. Говорят, что «шестёрки» - несчастливые, а вот для меня наоборот, мне они больше нравятся. И когда выбирал номер, советовался с мамой в том числе. Она сказала, что если есть «шестёрка», то бери её. Она была занята, но зато был свободен 66-й, вот его и взял.

- Как возник вариант с «Алмазом»?

- Мне практически не давали играть в «Армии». При том, что не объясняли, почему, а до старта сезона обещали, что буду получать регулярную игровую практику. И мой агент начал поиски вариантов. Мне, в принципе, было не важно, куда переходить, главное было играть. Мне нужно расти, чтобы переходить на уровень ВХЛ, КХЛ. А на тренировках далеко не уедешь. Но я не знаю, кто именно был инициатором обмена с «Алмазом».

- В Череповце к твоему появлению уже было два вратаря твоего возраста. Не пугало это? Или конкуренция для тебя, наоборот, хорошо?

- Это хорошо. Она не даёт расслабиться, ты всегда работаешь, наблюдаешь за коллегами – отмечаешь их ошибки, если есть, и стараешься не допускать ни таких же, ни собственных. В таких условиях ты быстрее растёшь.

- У тебя последний год в МХЛ. Это тоже повлияло на необходимость перехода?

- Да, конечно! Нужно обязательно играть, чтобы попасть как минимум в хорошую команду в ВХЛ. Конечно, больше хочется в КХЛ, потому что уровень совсем другой, гораздо выше. И конечно, рост твой быстрее проходит. Но для этого нужно себя как можно лучше показать и в «регулярке», и в плей-офф.

- Давай поговорим немного не о хоккее. Совсем недавно я видел, что ты садился в раритетный уже ВАЗ-2102. Это твой автомобиль? И почему такой выбор?

- Да, мой. Это уже вторая моя машина. Первой была вазовская «четвёрка», очень любил с ней возиться в свободное время. Я не фанат того, чтобы просто сидеть дома, и не люблю всякие гулянки, лучше проведу время в гараже. И за три года из той машины, по сути, только кузов остался, остальное всё я поменял, приготовил к соревнованиям. У меня несколько друзей очень любят дрифт (управляемый занос – прим.), и я с ними. Но она осталась дома, сейчас вот езжу на «двойке». Хотел именно такую, у моего лучшего друга есть такая же модель, и мне хотелось. Очень долго её искал, а получилось, что нашёл через дорогу от дома. Сильно восстановить её пока не успел, так как перешёл в «Алмаз», да и времени свободного в сезон нет. Но я хотел приехать в Череповец на ней, чтобы была свобода передвижения, если что. Сейчас она в хорошем рабочем состоянии, но пока не до реконструкции. А хочется сделать ей такой же, какой она была в те времена, когда её выпускали в СССР.

- А кроме машины, чем занимаешься?

- Нууу… Мы с друзьями ещё делали видеоролики по дрифту, по подготовке машин к соревнованиям. Можно найти на Ютуб, кстати. И учусь я сейчас в МГПУ, на тренера по физподготовке. У меня хорошие отношения с преподавателями, так что получается учиться удалённо. Мне присылают задания, я их выполняю здесь и отправляю.

- Ну и в заключение немного о сезоне. «Регулярка» подходит к концу, доволен ли своей игрой в сезоне?

- Ну как сказать, доволен ли.. Отдельно стоят игры в Риге, которую нужно забыть, как страшный сон, но при этом учесть ошибки и исправить их. А так, в последних играх я пропускал по одной шайбе, нужно сделать так, чтобы не было и их, стремиться к «сухарям». И я стараюсь всё максимально правильно делать, чтобы этого добиться.

Похожие новости
Спонсоры и партнеры МХК “Алмаз”
Партнеры OLIMPBET чемпионата МХЛ сезона 2022-2023